В СК опровергли заявление ФСБ о возобновлении уголовного дела о пропаже государственных драгметаллов

Стоимость исчезнувших 32 тонн государственных драгметаллов превышала годовой бюджет Екатеринбурга, но в СК считают, что состава преступления нет

17.40 Понедельник, 24 мая 2021
Экономика
Фото: veved.ru
Сколько нужно украсть, чтобы не сесть в тюрьму? Да что там не сесть в тюрьму, просто не понести никакого наказания. Один из персонажей сериала «Бандитский Петербург» - Антибиотик говорил: «В наше время, Серёжа, можно украсть велосипед и всё здоровье отдать в тюрьме, а можно воровать вагонами и всегда оставаться на плаву. В России красть составы гораздо безопаснее, чем велосипеды, это я тебе конкретно говорю». Прочитав материал «Вечерних ведомостей», вы поймёте, насколько он оказался прав.

Екатеринбург, и в этом никто не сомневается, ничуть не уступает по количеству бандитов Петербургу. Однако есть в нашем городе люди в сравнении с которыми всё бандитское сообщество выглядит как младшая группа детского сада против старшеклассников. Масштабность совершаемых ими деяний поражает. Но вот имена свои, впрочем, как и «подвиги», они стараются не афишировать. На публикации не обращать внимания, а все попытки расследовать совершённые ими преступления, тихо «зарешивать». И это у них, очевидно, получается. Другого объяснения, произошедшему в Екатеринбурге «исчезновению» драгоценных металлов на сумму, значительно превышающую самые громкие хищения государственной собственности не найти.

И так, в период с середины 90-х прошлого века до середины нулевых нового, в Екатеринбурге произошла, возможно, самая крупная пропажа государственной собственности в драгметаллах, которая когда-либо происходила не только в нашем городе, но, пожалуй, и в мире. Со специального склада одного из заводов бесследно исчезло 32 тонны 700 килограмм драгоценных металлов, включая золото и платину.

Выявили грандиозную пропажу, аудиторы Счетной палаты РФ, проводившие в феврале 2006 года проверку деятельности «Екатеринбургского завода по обработке цветных металлов» (ОАО «Ез ОЦМ»). В ходе проверочных мероприятий ими было установлено, что в течение длительного периода времени руководство предприятия неправомерно использовало оборотный фонд драгоценных металлов. Как результат, ревизоры Минфина недосчитались на спецскладе предприятия 32,7 тонны драгметаллов.

Золото и платина не испарились и не исчезли бесследно, драгметаллы выставлялись на продажу, а вырученные от таких сделок средства вкладывались в уставные фонды коммерческих предприятий.

«Из материалов проверки следует, что ряд лиц из числа руководителей ОАО «ЕзОЦМ», действуя с целью незаконного использования в коммерческих государственного имущества и извлечения материальной выгоды, злоупотребляя доверием Гохрана при Министерстве финансов Российской Федерации, учитывая как собственный оборотный фонд драгоценных металлов, переданный заводу Комитетом по драгоценным металлам при Министерстве финансов Российской Федерации 21.01.1993 на праве хозяйственного веедения, использовали его, в том числе, путем продажи и вложения полученных денежных средств в уставные фонды коммерческих обществ, причинив тем самым государству в лице Министерства Финансов материальный ущерб в особо крупном размере», – говорится в ответе прокурора Свердловской области на один из запросов.



Как установили аудиторы, фонд драгоценных металлов, являющийся государственной собственностью, исчезал постепенно – в период с 1997 по 2004 годы.

Ущерб, причиненный таким образом российскому государству, в ценах 2006 года оценивался в пятьсот миллионов долларов США или 13 655 000 000 рублей, при среднегодовом курсе доллара 27,33 рублей за доллар. На тот момент годовой бюджет Екатеринбурга составлял 13 580 831 000 рублей и стоимость исчезнувшего его явно превышала.

На сегодняшний день стоимость похищенных драгметаллов несколько изменилась и составляет, если, не усложняя, пересчитать по нынешнему курсу доллара, что-то около 37 миллиардов рублей. Ну а если учесть ещё и то, что цена на золото и платину с 2006 года существенно подросла, то стоимость исчезнувших драгметаллов приблизится к 1,9 миллиарда долларов США или 140 миллиардам рублей.

32,7 тонны золота – сколько это в слитках и в деньгах

Стандартные золотые слитки изготавливаются по соответствующим международным стандартам. Их масса варьируется от 11 до 13, 3 килограмм. Как правило, на поддонах размещают по одной тонне золота, это означает, что пропасть могли более 30 поддонов или более 2700 слитков драгметаллов, если считать средний вес соитка 12 кг.

В долларах США денежная масса стоимости этого золота и платины выглядит тоже впечатляюще.

Официальные данные о стоимости золота и весе денег его стоимости с сайта goldomania.ru на 14 мая 2021 года

Умножайте цифры из таблицы на 32,7 и вы сами увидите сколько это получится как в рублях или долларах, так и в тоннах.

Инсталляция Майкла Марковичи, один миллиард долларов на 12 стандартных поддонах, всего 10 миллионов 100-долларовых банкнот, фото: https://www.artmarcovici.com/one-billion

В своё время австрийский художник Майкл Марковичи создал самое дорогое в мире произведение искусств с лаконичным названием «Один миллиард американских долларов» . Но это был только один миллиард, в нашем случае сумма почти в 2 раза больше. Про рубли не говорим, в них объём денежной массы будет выглядеть и вовсе устрашающе. При нынешних ценах на золото и курсе доллара, стоимость исчезнувших драгметаллов, как мы писали выше, составляет около 140 миллиардов рублей или 28,35 тонны. Это, кстати, три годовых бюджета Екатеринбурга и примерно на 20 миллиардов превышает госдолг Свердловской области.

Жизнь и смерть уголовного дела

Безусловно, материалы проверки аудиторов Счётной палаты РФ попали в правоохранительные органы. Тем не менее, местные правоохранители, получив результаты аудита Счетной палаты РФ, в течение года никак не могли возбудить уголовное дело по данному факту. И только под давлением федеральных органов власти, уголовное дело по пункту «б» части 3 статьи 160 УК РФ («Присвоение или растрата») было все же возбуждено. Параллельно с этим Минфин и Гохран РФ подали иск на ЕОЦМ в Свердловский арбитражный суд, требуя вернуть пропавшие тонны золота и платины.

Возбужденное с большим «скрипом» уголовное дело, проделав путь из прокуратуры в полицию, а из полиции в Следственный комитет, в последнем ведомстве осело. А через небольшой промежуток времени было приостановлено «в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого».

Спустя некоторое время бывший участник процесса приватизации на Екатеринбургском заводе по обработке цветных металлов Анатолий Ляпустин обратился к Генпрокурору РФ Юрию Чайке с просьбой возбудить новое уголовное дело по фактам хищения государственного запаса драгметаллов с Екатеринбургского завода ОЦМ в 1993-2006 годах. Подробно о истории обращения Ляпустина к Чайке писало издание «Новый день».

Обращение Ляпустина к Юрию Чайке не осталось бесследным. Изучив в очередной раз материалы уголовного дела № 436309, в прокуратуре Свердловской области сочли, что решение о приостановлении следствия было преждевременным, на основании чего в апреле 2011 года надзорный орган отменил постановление о приостановке расследования и вернул его в СУ СК РФ по Свердловской области для организации дополнительного расследования. Но, как говорится, «недолго музыка играла», буквально через месяц дело было приостановлено. Причина? «В связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого».

В последних числах декабря 2011 года, областная прокуратура опять отменяет постановление о приостановлении предварительного следствия, и вновь направляет его для дополнительного расследования в СУ СК РФ по Свердловской области.

Однако, 16 февраля 2012 года следователь по особо важным делам Свердловского управления СКР Савинцев Н.М., ныне он возглавляющий отдел криминалистки регионального СКР, в очередной раз выносит постановление о приостановлении следствия, причина та же – «в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого».

Прошло семь лет. В апреле 2019 года сотрудники СУ СК России по Свердловской области в очередной раз возобновили расследование уголовного дела № 436309, возбужденного по факту причинения имущественного ущерба государственной казне в виде 32,7 тонны золота и платины, которые были переданы и закреплены на праве хозяйственного ведения за ОАО «Екатеринбургский завод по обработке цветных металлов».

В СК опровергли заявление ФСБ о возобновлении уголовного дела о пропаже государственных драгметаллов


Поводом для возобновления расследования послужило наше обращение к депутату Государственной думы РФ Дмитрию Ионину, который в свою очередь написал запросы в адрес Генерального прокурора РФ Юрия Чайки и Председателя Следственного комитета России Александра Бастрыкина.

Из полученных депутатом ответов следовало, что руководителю СУ СК России по Свердловской области поручено детально разобраться в обстоятельствах произошедшего, «организовать всестороннюю и объективную проверку, а также принять предусмотренные законом меры по защите нарушенных прав». Ход расследования был поставлен на личный контроль руководителем Следственного комитета России, а также прокурором Свердловской области.


Но, видимо, хватило этого контроля ненадолго, и закончилось возобновлённое расследование так же быстро, как и началось. Уже 29 мая 2019 года, как и было предписано всеми «взявшими на контроль», по результатам дополнительных следственных действий производство предварительного расследования по уголовному делу вновь было приостановлено, и опять «в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого».

Спустя некоторое время редакция «Вечерних ведомостей» обратилась к ещё одному депутату Государственной думы РФ – Игорю Торощину, а он в свою очередь написал очередной депутатский запрос на имя прокурора Свердловской области.
«32,7 тонны золота и платины в ценах на сегодняшний день – это более 80 миллиардов рублей. Для сравнения – это два ежегодных бюджета города Екатеринбурга либо 58 ежегодных бюджетов города Ирбит. То есть Ирбит, 36-тысячный город Свердловской области мог бы прожить 58 лет без вливаний из бюджетов различных уровней. Это огромные деньги, и за их хищение до сих пор никто не понес ответственности. Драгметаллы, судя по материалам следствия, были вложены в уставные капиталы коммерческих компаний, и никто не арестовывает эти счета, хотя средства можно было вложить в строительство школ, детских садов, ремонт дорог и так далее», – высказал тогда своё возмущение депутат.

После чего, в октябре 2019 года, выполняя требование прокуратуры, Следственное управление Следственного комитета России по Свердловской области в очередной раз возобновляет расследование уже «седеющего» уголовного дела первоначально возбужденного ещё в 2006 году.


В марте 2021 года, когда с момента последнего возобновления уголовного дела прошло ещё полтора года, а на рассмотрении судов громких дел о хищении 32,7 тонн золота и платины стоимостью в три годовых бюджета Екатеринбурга так и не появилось, мы поняли, что в расследовании этого беспрецедентного дела ничего не изменилось. Мы обратились к начальнику Управления ФСБ России по Свердловской области генерал-лейтенанту Зиновьеву А.В. с просьбой прояснить ситуацию и взять дело под свой контроль.

В УФСБ по Свердловской области нам ответили, что информация принята к сведению, производство предварительного следствия по уголовному делу возобновлено Следственным управлением Следственного комитета Российской Федерации по Свердловской области, а «надзор за исполнением законов Следственным комитетом осуществляют Генеральный прокурор Российской Федерации и подчинённые ему прокуроры в соответствии с полномочиями, предоставленными федеральным законодательством».

Однако в СУ СК России по Свердловской области нам ответили, что дело прекращено. Старший помощник руководителя управления по взаимодействию со средствами массовой информации Александр Шульга нам сообщал, что «по уголовному делу № 436309 вынесено постановление о прекращении уголовного дела на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ, в связи с отсутствием состава преступления». Ну а всё остальное, как гласит ответ, «содержит специально охраняемую законом тайну, более подробная информация, так или иначе касающаяся обстоятельств расследования, разглашению не подлежит».



Вот так!

Какое золото? Какая платина? Ребята, это вам не велосипед, а всего лишь какие-то жалкие 32 тонны золота. Вот был бы велосипед, тогда бы мы непременно, сбившись с ног, нашли бы людей совершивших растрату, и в тюрьму бы посадили. Ну и как тут не согласиться с киношным Антибиотиком? Кражи велосипедов в Екатеринбурге раскрывают «на счёт раз», а вот дело о исчезновении 32 тонн золота и платины 15 лет волокитили, приостанавливали, с «пинка» возобновляли и снова приостанавливали, после запроса опять возобновляли, а лиц виновных, как, впрочем, и состава преступления так и не нашли. В связи с чем, дело закрыли совсем. Не удивимся, если после очередных запросов услышим – сроки давности истекли. И ведь «пролезет», так как в соответствие со статьёй 78 УК РФ сроки давности по особо тяжким преступлениям составляют как раз 15 лет, а в нашем случае, статьи 160 и165 КУ РФ даже тяжкими не являются.

«На страже» золота

Мы не будем пытаться установить людей, имеющих отношения к пропаже нескольких десятков тонн драгметаллов из государственного кармана, оставив это дело сотрудникам правоохранительных органов, с верой в то, что следователи, которые честно сделают свою работу, непременно найдутся. Однако вспомним руководителей «Екатеринбургского завода по обработке цветных металлов» на тот период времени. Перечислим коммерческие структуры, уставные капиталы которых, вероятно могли быть полностью или частично наполнены деньгами либо самого ОАО «ЕзОЦМ», либо деньгами его руководства, а также назовём государственную структуру и её руководителя, которая осуществляла, и по сей день осуществляет, контроль за деятельностью предприятия.

И так, знакомьтесь – лица, руководившие ОАО «Екатеринбургский завод по обработке цветных металлов» в период с 1993 по 2006 годы.

Тимофеев Николай Иванович: с 1985 года директор Свердловского завода по обработке цветных металлов. С 1993 года, после образования открытого акционерного общества «Екатеринбургский завод по обработке цветных металлов» становится его генеральным директором. С 2004 г. председатель совета директоров, президент ОАО «Екатеринбургский завод по обработке цветных металлов». Генеральный директор холдинга «Драгоценности Урала», президент «Уральской золото-платиновой компании», председатель совета директоров ОАО «Золото-Платина Банк». Всего Николай Иванович являлся учредителем более 20 коммерческих предприятий в том числе: ЗАО «Ювелирное кольцо Урала», ООО «Русские самоцветы – Узпк», ЗАО «Агат-Узпк», ООО «У Золотой Горы», ООО «Драгоценности Урала-Капитал». Уже от названий чувствуется запах золота, платины, драгоценностей. К сожалению, причину запаха от названий у Николая Ивановича не спросить, скончался в 2018 году.

Фисенко Алексей Григорьевич: заместитель генерального директора ОАО «Екатеринбургский завод ОЦМ», с 2002 по 2006 годы — генеральный директор ОАО «Екатеринбургский завод по обработке цветных металлов», член совета директоров ОАО «Екатеринбургский завод ОЦМ», генеральный директор ЗАО «Уральская золото-платиновая компания», член Совета директоров ОАО «ЦК ФПГ «Драгоценности Урала», член совета директоров АКБ «Золото-Платина-Банк», директор ООО «Уралдрагмет-Холдинг». В общей сложности Алексей Григорьевич являлся учредителем 27 коммерческих компаний, а среди них: ООО «Ломбард "Драгоценности Урала"», ООО «Драгресурс», ООО ЧОП «Уралдрагмет – Охрана», ЗАО Фирма «Яхонт», ЗАО «Агат-Узпк», ООО «У Золотой Горы», ЗАО «Ювелирное кольцо Урала», ООО «Яхонт-НТ», ООО «Ювелирный Салон "Русские Самоцветы», ООО «Драгоценности Урала-Капитал». И запах от названий как у компаний Тимофеева тот же, да и сами названия часто повторяются.

Хаяк Александр Григорьевич: заместитель генерального директора ОАО «Екатеринбургский завод ОЦМ», член совета директоров ОАО «Екатеринбургский завод ОЦМ». Являлся учредителем более 20 коммерческих организаций, среди которых, пахнущие золотом, платиной и драгоценностями – ООО «Драгоценности Урала-Капитал», ООО «Ломбард "Драгоценности Урала"», ООО «Драгмет», ООО ЧОП «Уралдрагмет – Охрана», ООО «Драгресурс», ЗАО Фирма «Яхонт», ЗАО «Агат-Узпк», ООО «Драгметальянс», ООО «У Золотой Горы», ЗАО «Ювелирное кольцо Урала», ООО «Яхонт-НТ», ООО «Драгоценности Урала-Капитал», ООО «Ювелирный Салон "Русские Самоцветы"».

Именно эти люди, как руководители предприятия, контролировали оформление документов по первичному учёту драгметаллов и отвечали за оборот этих самых металлов. Именно к ним у следствия должны были возникнуть вопросы, да, скорее всего, и возникли, но получены ли ответы - неизвестно. А если и получены, то, видимо, были засекречены и спрятаны от ушей общественности, и до суда, соответственно, не дошли.

Точно так же не были получены ответы и от возглавляющей с 1994 года Уральскую Государственную инспекцию пробирного надзора (УГИПН), ФКУ «Российская государственная пробирная палата при Министерстве финансов Российской Федерации» Светланы Агафоновой. Именно эта организация осуществляет государственный надзор за оборотом драгоценных металлов.

По информации, требующей проверки, именно эта организация, за «спиной» которой маячит могущественный Минфин РФ, «опекала» и «опекает» завод «ЕЗ ОЦМ».

Сотрудники УГИПН, а с 10 апреля 2018 года «Межрегионального Управления федеральной пробирной палаты по Уральскому федеральному округу» (у организации сменилось название), курировали (и курируют) «Ез ОЦМ». На предприятии всегда присутствует группа госоргана, которая в ежедневном режиме присутствует на территории завода с целью осуществления государственного надзора за оборотом драгоценных металлов, в том числе за оформлением документов первичного учета драгметаллов.

Невольно возникает вопрос, как при таком «контроле» могли исчезнуть драгметаллы, пропажу которых обнаружили аудиторы Счетной палаты РФ в 2006 году, остается только догадываться. Отметим, что официально краж зарегистрировано не было, а значит, изделия реализовывались официально и со всеми полагающимися при этом документами. Можно предположить, что должностные лица «ЕЗ ОЦМ» пользовались бездействием контролеров УГИПН, присутствующих на знаковых подведомственных предприятиях. Компенсировалось ли это бездействие каким-то образом, сейчас уже вряд ли возможно установить. Но выводы напрашиваются соответствующие.

Логичным было бы возникновение вопросов и к партнёру Тимофеева, Фисенко и Хаяка по нескольким коммерческим структурам – Олегу Гусеву.

На тот момент Олег Андреевич Гусев являлся председателем правления и членом совета директоров АКБ «Золото-Платина-Банк», 14,17% уставного капитала которого принадлежало ОАО «Екатеринбургский завод по обработке цветных металлов». Кроме того, Гусев, вместе с Тимофеевым и Фисенко, являлся членом совета директоров ОАО «ЦК ФПГ «Драгоценности Урала» и членом Совета директоров ЗАО «Уральская золото-платиновая компания». Во всех случаях он был соучредителем этих компаний и владел их акциями. Соответственно все финансовые операции предприятий, учреждённых этой группой лиц, осуществлялись именно через этот банк.

Банковские документы, в случае проверки, могли бы о многом рассказать следователям. Но увы, АКБ «Золото-Платина-Банк» прекратил своё существование путём присоединения к ОАО «КБ «Мечел-Банк» (Челябинск) практически сразу после того как в феврале 2006 года аудиторы Счётной палаты РФ при проверке ОАО «Ез ОЦМ» выявили недостачу драгоценных металлов. Запись о регистрации АКБ «Золото-Платина-Банк» была аннулирована в соответствии с документом №2067400009147 от 28.04.2006 года.

Не удивимся, если в соответствии с отчётом аудиторов Счетной палаты России, все вышеперечисленные коммерческие структуры являлись «потребителями» денег, вырученных от продажи золота и платины со спецсклада «Екатеринбургского завода по обработке цветных металлов».
Получать доступ к эксклюзивным и не только новостям «Вечерних ведомостей» быстрее можно подписавшись на нас в Яндексе.
Виктор Совинский © Вечерние ведомости
Похожие материалы
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 60 дней со дня публикации.
Работая с этим сайтом, вы даете свое согласие на использование файлов cookies. Статистика использования сайта отправляется в Google и Yandex. Политика конфиденциальности
OK