В условиях давления властей правозащитники Екатеринбурга объединились и открыли единую общественную приёмную

07.40 Воскресенье, 10 октября 2021
Общество
Проблема защиты прав человека в России с каждым годом становится всё более актуальной. Несмотря на закрепление прав и свобод человека и гражданина во Второй главе Конституции, с их соблюдением на практике не всё так гладко.

Правонарушения в отношении простых людей всё чаще попадают в новостные сводки. Представители гражданского сообщества объединяются в организации, чтобы бороться с беззаконием и защищать права россиян, но государство часто противодействует деятельности таких организаций, затрудняет их работу, объявляя «иностранными агентами», накладывая большие штрафы. Это приводит общественные объединения к банкротству и прекращению дальнейшей работы. Но в Екатеринбурге правозащитное сообщество ещё весьма сильно. И группе юристов и адвокатов удалось найти выход из такой ситуации — несмотря на то что они специализируются на защите прав людей в разных сферах, они решили объединить силы своих организаций и обустроили в центре города единую общественную приёмную, где каждый житель Свердловской области может получить бесплатную юридическую консультацию и правовую помощь.

В создании общественной приёмной приняли участие три правозащитные организации — «Правовая основа», «Межрегиональный центр прав человека» и «Сутяжник»* (внесён Минюстом в реестр иностранных агентов). Руководители всех трёх организаций рассказали «Вечерним ведомостям», в каких именно сферах каждое из этих объединений занималось правозащитной деятельностью.



Правозащитное просвещение



По меркам мирового сообщества ценности прав и свобод человека в России начали продвигаться относительно недавно — всё-таки Российская Федерация — достаточно молодое государство. Многие россияне и сейчас не знают юридических основ, и одной из первых правозащитным просвещением в Екатеринбурге начала заниматься школа прав человека, открывшаяся в 2009 году общественной организацией «Сутяжник»* (15 мая 2015 года внесена Минюстом в реестр иноагентов). Её руководитель Сергей Беляев рассказал о деятельности школы и о том, как государство своими действиями приостановило её работу:

— Когда Россия, со скрипом, но вошла в мировое государственное общество и попала в сферу регулирования Европейского Суда, стало необходимым вовлечь в правовую сферу как можно больше россиян. Для того, чтобы объяснить гражданам их права и как их защищать, нужны были, так называемые, квалифицированные «проводники». Мы принялись обучать молодых специалистов, и уже во время проведения семинаров мы поняли, что нужно организовать из этого систему. Мы проводили мероприятия по стратегическому судебному процессу, надеясь развить и довести его до гротеска. Тем более, что невооружённым взглядом видно, что судебная практика в России ненормальная, раз уж ЕСПЧ отменяет приговоры наших судов. Видимо, наша деятельность оказалась полезной, либо заметной, поэтому, по традициям законодательства РФ, организация «Сутяжник» была признана иностранным агентом. Этот статус можно воспринимать неоднозначно, но, в конечном итоге, определённой категории граждан было запрещено сотрудничать с нами. Нам пришлось перейти в онлайн-режим, потому что очно действовать пока не представляется возможным.


Сергей Беляев. Фото предоставлено Алексеем Соколовым


Защита от политических преследований



Противодействие и даже репрессии в отношении правозащитников стали распространённой практикой в России. Представителям нынешнего государства, очевидно, невыгодно, чтобы граждане знали свои права, поэтому под удар попадают даже и не политические, а просветительские организации. Но иногда репрессии касаются и рядовых жителей России — например, пожелавших высказать свою политическую или гражданскую позицию. Штрафы и административные аресты за публичное выражение мнения вошли в широкую практику. Некоторых даже сажают в тюрьмы, после чего они получают статус «политические заключенные». Общественные правозащитные организации борются за их высвобождение и за соблюдение их законных прав. Такой организацией является одна из объединившихся в общественную приёмную – МОО «Межрегиональный центр прав человека» на протяжении многих лет безвозмездно защищает права политических заключенных, оказывая им юридические консультации и отстаивая их честь в суде. Роман Качанов, руководитель «МЦПЧ», рассказал о случаях, когда государство пыталось ликвидировать его организацию:

В рамках «МЦПЧ» мы работаем, чтобы скоординировать людей и позволить им защищать свои права. Тем, кто обращается к нам со своими проблемами, мы выдаём устав и удостоверение, таким образом причисляем их к своей организации. Просветительская деятельность также входит в наши обязанности. Члены нашей организации посещают заключенных, в том числе политических. Нужно уточнить, что мы работаем безвозмездно, не взымая платы за свои услуги, как, допустим, другие адвокаты. Благодаря этому они могут защищать интересы своих родственников и знакомых в суде, а также в местах лишения свободы. Наша деятельность, по всей видимости, не осталась незамеченной, и наша организация неоднократно оказывалась под угрозой ликвидации.

Если обращаться к истории, политические репрессии начались уже в 2008 году, сначала они были точечными, а затем стали массовыми. Создавались и создаются законы, чтобы противодействовать любому проявлению правозащитной деятельности. Так, например, Министерство юстиции исключило нашу организацию из реестра юридических лиц в 2007 году под формулировкой того, что мы не зарабатываем деньги своей деятельностью. Мы обратились в суд, наше заявление было одобрено, нам удалось доказать, что общественные организации не обязаны зарабатывать деньги, как было до этого.

Но на этом история не закончилась. в 2014 году МЦПЧ была зарегистрирована по адресу прошлого руководителя, но, когда я стал руководителем, я переписал адрес на своё место жительства, чтобы письма приходили ко мне. Минюст снова обратился в суд, чтобы ликвидировать нашу организацию. Причём, он обратился не в Октябрьский районный суд г. Екатеринбурга, как положено по закону, а в Кировский, сфера влияния которого не распространяется на новый зарегистрированный адрес. Судья Волкоморов, по неизвестным законодательству причинам, принял в производство это дело. Нашу организацию обязали явиться в суд, но повестку отправили по старому адресу. В итоге, судья рассматривает это дело без нашего ведома и удовлетворяет ликвидацию нашей организации. Я сам узнал об этом решении от знакомого, который случайно заметил приговор о ликвидации МЦПЧ на стенде в здании суда. Разумеется, мы подали апелляцию. Судье Волкоморову пришлось отменять своё же собственное решение и перенаправлять дело в Октябрьский районный суд. Запрос минюста о ликвидации нашей организации был отклонен, а мы продолжили свою работу.



Роман Качанов и Андрей Щукин несут передачу в спецприёмник. Фото предоставлено Романом Качановым.


Пенитенциарная система — одна из самых проблематичных



До сих пор одним из самых проблематичных мест остаётся пенитенциарная система, так как общество имеет крайне ограниченный доступ а, следовательно, и возможности для контроля российских исправительных учреждений. ФСИН неоднократно заявляет об открытости, но факты нарушений прав заключенных, недопуска адвокатов и правозащитников никуда не исчезают. Недавние публикации видеозаписей и вскрытие фактов массовых пыток в системе ФСИН продемонстрировали, что зверства в колониях и тюрьмах имеют системный характер и могут скрываться годами.

Формально, в России существуют институты по защите прав человека в местах принудительного содержания, такие как институт федерального и региональных омбудсменов, общественные наблюдательные комиссии (ОНК) и другие. Однако на практике далеко не всегда их деятельность приводит к ощутимым результатам: работа УПЧ сводится к перенаправлению жалоб в различные госорганы, а из ОНК во многих регионах изгнаны активные правозащитники, вместо которых набрали ветеранов силовых органов и других людей, часто даже не посещающих места принудительного содержания в течение срока своих полномочий. Однако в ряде регионов, несмотря на противодействие государства путём маркировки «иноагентами» и другими способами, затрудняющими общественную работу, ещё имеются члены ОНК и правозащитники, оказывающие на системной основе помощь людям, попавшим за решётку.

Руководитель правозащитной организации «Правовая основа» и общественной приёмной Алексей Соколов рассказал об успехах и трудностях в создании правозащитного независимого конгломерата.

— Как было принято решение организовать общественную приёмную?

— Общественная приёмная появилась после решения объединить силы нескольких правозащитных организаций «Правовая основа», «Межрегиональный центр прав человека» и «Сутяжник»*. В условиях, когда власть оказывает давление на правозащитное сообщество, необходимо было обустроить помещение, где мы сможем оказать всем гражданам Свердловской области юридическую помощь. Мы уже смогли немного обустроить офис — обновить мебель и провести косметический ремонт помещения.

— Каким принципам следует общественная приёмная?

— Разумеется, приоритетным для нас является качественное оказание юридической помощи. Наши специалисты всегда объясняют гражданам, какие права были нарушены, какие перспективы защиты их прав есть и есть ли они вообще. Ни в коем случае нельзя давать человеку ложную надежду. Если, к примеру, пропущены процессуальные сроки, или нет предмета для обжалования, то никакие дальнейшие действия не имеют смысла. Наша команда работает не ради прибыли, а ради того, чтобы защитить права граждан. Также принципиально важным для нас является добродушный приём. Когда человек приходит к нам за помощью, наши специалисты понимают, с какими моральными трудностями он уже столкнулся. В наших же интересах идти человеку навстречу и поддерживать его, чтобы добиться наилучшего результата в отстаивании его прав.

— Что вашей организации удалось сделать за последний год?

— За последний год нам удалось провести проверку коронавирусных ограничений в ряде учреждений уголовно-исполнительной системы. Также мы смогли добиться освобождения тяжело больных заключенных, диагнозы которых не позволяют им продолжать находиться в местах лишения свободы. Также нам удалось убрать негативную практику, когда осужденным препятствовали в обращении в суд. Администрация колоний требовала от них банковские реквизиты суда, якобы, для оплаты государственной пошлины. Это незаконно и было использовано сотрудниками исправительных учреждений для того, чтобы не допустить обращений в суд от осужденных. Нам удалось пресечь подобные нарушения. Также, благодаря наличию офиса и оборудования, мы провели ряд онлайн-консультаций по защите прав человека. В дистанционном формате к нашей конференции подключались люди из других областей, которые, судя по отзывам, остались довольны оказанной помощью.


Алексей Соколов и Яна Гельмель в одной из колоний Свердловской области


— С какими основными трудностями вы сталкиваетесь?

— Главной проблемой для правозащитников в России является социальная стигматизация. Сейчас не только общественные организации, но даже журналистов признают иностранными агентами, на них накладывают огромные штрафы за получение финансирования из-за границы. Более того, само государство не финансирует правозащитные сообщества, с целью их искоренения. Нам известно, что члены провластной организации сорвали табличку на здании нашего офиса с надписью “Общественная приёмная”. Главная проблема для нас заключается не только в том, что государство не содействует нам, а зачастую и препятствует нашей деятельности самыми разными способами.


В общественной приёмной уже успели сделать косметический ремонт. Фото: Владислав Постников.


— Какие планы или проекты у вашей организации по развитию общественной приёмной?

— Нам нужно закончить обустройство офиса — закупить организационную технику и юридические компьютерные программы, которые необходимы для работы нашей команды. Мы надеемся продолжить практику онлайн-консультаций, но для этого нам нужно соответствующее оборудование. Также мы хотим производить социальные видеоролики, но нам хотелось бы, чтобы они были качественными, а для этого нужны программы для видеомонтажа. Специалисты у нас для этих проектов есть, а средств на данный момент не хватает. Для полноценной работы мы также хотим нанять в штат секретаря, который будет принимать звонки, делать отчёты, записывать на приём граждан. Наша команда хочет, чтобы как можно больше граждан Екатеринбурга и Свердловской области узнали о нашей общественной приёмной и смогли получить юридическую помощь. Для этого нам нужно, чтобы сотрудники находились в офисе ежедневно, но на данный момент на зарплату сотрудникам не хватает финансов.



*Свердловская региональная общественная организация «Сутяжник» была внесена Минюстом РФ в реестр иностранных агентов.
А получать информацию оперативнее всего и в более непринуждённой форме можно в нашем телеграм-канале. Там свежо, дерзко и есть много того, что мы не публикуем на сайте! Подписывайтесь!
Владислав Постников, Олег Водянов © Вечерние ведомости
Похожие материалы

Оставить комментарий

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Работая с этим сайтом, вы даете свое согласие на использование файлов cookies. Статистика использования сайта отправляется в Google и Yandex. Политика конфиденциальности
OK